стратегическая игра на основе Го
 

Искусство стратегии: от Древнего Китая до современной войны

В своих мемуарах Г. Жуков описывает, как он и С. Тимошенко готовили Директиву № 2 утром 22 июня 1941 года. Жуков пишет: «…Я рискнул нарушить затянувшееся молчание и предложил немедленно обрушиться всеми имеющимися в Приграничных округах силами на прорвавшиеся части противника и задержать их дальнейшее продвижение.

— Не задержать, а уничтожить, — уточнил С. К. Тимошенко».

Избранная советским командованием формула: уничтожить противника – это, безусловно, пример антистратегии. Почему сделан такой вывод? В директиве заложена неверная  по своей сути задача – уничтожение противника.

Настоящее искусство не может строиться на разрушении, уничтожении, гибели. Если мы спросим мастера боевых искусств, чему учит его искусство, то он никогда не ответит, что оно учит убивать или уничтожать.  Напротив, он скажет, что боевое искусство учит защищать себя. Защищать так, чтобы причинять наименьший вред окружающему миру, в том числе и противнику. Мастер действует на пределах эффективности. И такая эффективность позволяет ему достигать победы наименьшим числом потерь. Как со своей стороны, так и со стороны противника.

Стратегия никогда не учит уничтожать и убивать. Также как и боевые искусства не учат убивать. Они учат защищать себя. А стратегия учит добиваться победы ценой наименьших жертв.

Спросим себя: с чего начинается война? С пересечения войсками границы? С дипломатической ноты послу государства-противника? С первого убитого солдата? Война начинается с подъема и усиления экономики государства. Другими словами, война начинается со строительства: заводов, вооруженных сил, транспортной инфраструктуры.

Вывод: стратегия — это созидание.

Когда стратегия необходима? Потребность в стратегии возникает в первую очередь тогда, когда есть отставание или недостаток чего-то. Например, когда против нас действует мощная система, намного превосходящая нас по возможностям и силе. 

В Великой Отечественной войне к 1943 году СССР вышел на рельсы промышленной войны. Что могла противопоставить этому Германия? У неё не было ни сопоставимых человеческих ресурсов, ни сопоставимых материальных средств. Единственное, что можно было противопоставить промышленной войне – это стратегию.

Для Германии стратегия подразумевала гибкость, косвенный характер действий, то есть то, что фельдмаршал Манштейн называл стратегической обороной. Только действуя таким образом, Германия имела хоть какие-то шансы избежать тотального поражения.

Стратегия позволяет опережать при недостатке ресурсов. Любое опережение связано с риском. Такой стратегический риск неизбежен, но для того и нужна стратегия, чтобы работать с такими рисками.

Есть и другой тип запроса на стратегию, когда во всем имеется избыток. Такую стратегию можно назвать стратегией развития. Задача тогда стоит в том, чтобы не растерять эффективность. Ведь ни у кого не вызывает сомнения то, что когда во всем избыток, человеку свойственно расслабляться и терять эффективность. Здесь стратегия носит более сложный, неявный характер. Ведь речь идет не о дефиците, а о богатстве, излишках. Когда всего не хватает, людям легко объяснить, зачем им нужно «затягивать пояса». Но когда всего вдоволь, то человека непросто заставить действовать эффективно.

Стратегия – это надежность, когда речь идет о стратегии сильного или богатого. Когда мы говорим о недостатке чего-то, стратегия помогает опережать. Надежность и опережение — в этом состоит двоякий характер стратегии. Эти ситуации необходимо различать, и стратегические приемы в них разные.

Китайские полководцы древности говорили о трех уровнях искусства стратегии: победа с помощью дао, победа с помощью устрашающей силы и победа собственной мощью. Первая победа основана на точном расчете и создании условий, при которых победа неизбежна. Победа устрашающей силой базируется на эффективной организации, порядке и мотивации (завоевании сердец). Штурм городов, уничтожение армий и захват земель — это победа за счет своей мощи.

Исполнители всегда знают, как их используют: эффективно или «по-тупому». Искусство стратегии способно завоевывать земли и сердца не только в настоящем. Самое удивительное, что это возможно и в будущем.

Даже после поражения таким полководцам, как Ганнибал, Юлий Цезарь, Наполеон Бонапарт, удавалось без труда собирать новые армии. Искусство стратегии захватывает территорию и в будущем, не зависимо от итогов сражения.

Согласно Сунь Цзы, высший уровень искусства стратегии – это победа в полном недеянии. Примеры таких побед почти не известны исторической литературе. Эти победы незаметны, обычно их даже не котируют как победы. Почему? Потому что их не видно.

Следующий в иерархии уровень — это незаметная победа, когда противник даже не понял, что его уже победили.

Третий уровень в иерархии – это победа с минимальными потерями с обеих сторон. Победа Германии над Францией в 1940 году; победа русско-австрийской армии (25 тысяч человек) во главе с А.В. Суворовым над турецкой армией (30 тысяч человек) в 1789 году в битве при Фокшанах являются примерами таких побед. Потери при Фокшанах со стороны союзников – 400 человек, со стороны турок – 1600 человек. Турецкая армия разгромлена и бежала до реки Рымник.

Четвертый уровень – это победа с минимальными потерями только с рассматриваемой стороны. Пример: победа фельдмаршала Суворова в 1799 году над французской армией генерала Макдональда на реке Треббии, где французы, имея 33-35 тысяч, потеряли 16 000 человек убитыми, армия Суворова потеряла 6000 человек убитыми.

Зачем стремиться достигать искусства в своих действиях? Уровень искусства – это то, что можно капитализировать. То есть то, что можно купить, а потом всегда продать дороже и повторить эту операцию несколько раз. Искусство только дорожает.

(фрагмент рукописи «Русское полководческое искусство»)

Метки: , ,

Comments are closed.

© Русская Школа Го и Стратегии, 2016. Все права защищены