машина стратегии
 

Движок машины стратегии

Про хороший бизнес говорят: «работает как часы». Искусство управления состоит в том, чтобы свести управление к минимуму, организовав систему без внутреннего трения и потери энергии. Стратегия воплощает высший пилотаж в управлении, она оперирует предельными состояниями: жизнью и смертью. Если вы владеете технологией стратегирования, то можете применять ее в любом деле. Это крутой дифференс, так как стратегией пользуются единицы. 

Древнекитайский полководец Сунь Цзы утверждал, что победу нельзя сделать. Она творится, а не собирается из заданного набора элементов. Парадокс: «мы знаем об этом больше, чем можем сказать» — хорошо описывает положение дел. Порой кажется, что стратегия — это красиво упакованный миф, эксплуатирующий наше подсознательное стремление быть победителем. 

Часто под стратегией понимают набор стандартных процедур. И в этом есть правда, ведь все войны одинаковы. Для исполнителя она выглядит как готовый набор простых схем и операций, если он имеет дело с хорошей стратегической машиной. Однако стратег нужен в первую очередь там, где невозможно движение по схеме.

Поставим себя на место командующего армией, цель которого взять город. Необходим ли лобовой штурм или достаточно занять дорогу, ведущую в него? Или следует перерезать линию связи, чтобы отключить работающий в городе штаб? Что такое город, как функция в системе обороны неприятеля, и нужно ли его физически брать? Стратегический подход означает, что при встрече с проблемой мы останавливаем физическое движение и запускаем интеллектуальное. Цели полагаются в уме, поэтому двигаться к ним нужно в пространстве мышления, чтобы не пробираться на ощупь, набивая шишки при столкновении с реальностью.

 Стратегия означает, что ты продумываешь, как решить проблему, для которой нет готового шаблона. И заранее закладываешь продуманное решение в степени свободы всех машин, начиная со своего штаба и заканчивая реальными машинами, которые поедут по дорогам. При этом стратегия должна быть проста и неварьируема, чтобы при ее передаче по уровням управления не произошло потери смысла. Там, где есть шаблон, начинается тактика и стратегия не нужна. Нужно ли избегать шаблонов? Вовсе нет. Отлаженный бизнес состоит из стандартных схем и процедур.

 Слово «мышление» однокоренное со словом «мыс», которое обозначает угол земли, выдающийся в море. Образ мыса напоминает умозрительный топос древних греков. Получается, что мысль — это угол зрения, который, подобно земной тверди, выступает в океан реальности?

машина стратегии

Рис. 1. Три уровня мышления. Линейное мышление (один угол), критическое мышление (два угла), стратегическое мышление (четыре угла).

Иметь свою точку зрения в современном мире считается подвигом. Однако она образует лишь один угол зрения, а это тактический уровень. Стратегия начинается там, где есть два деятеля, то есть, в наличии два взгляда на реальность, два угла зрения. Они образуют растяжку критического мышления, внутри которой возникает потенциал стратегии. Растяжка задает объем, которого нет там, где мысль движется линейно.

Удержание объекта мысли в четырех измерениях (углах) — вот задача для мастера стратегии. Хотя углов можно нарезать и больше. Помните, как называли Ярослава Мудрого? Осмомысл, то есть тот, кто мыслит в восьми углах.

Приложим эту иллюстрацию к бизнесу? Сторонник авторитарного стиля управления вряд ли допустит стратегию в свою деятельность. Она предполагает диалог и партнерство. Тактик, смотрящий на мир из своего угла, спишет на случай или удачу успех того, кто выигрывает конкуренцию просто за счет более эффективного управления. Чтобы увидеть целое, порой, нужно вылезти из «танка» одной точки зрения. Смотреть шире всегда сложнее, но намного продуктивнее.

Два угла в бизнес-стратегии означают конкуренцию. Ваш конкурент может стать альтернативной точкой сборки, которая поможет вам посмотреть на себя стратегически. И тогда вы понимаете, зачем его изучать, он становится частью вашей стратегической картины. Рассмотрение проблемы с разных углов выводит нас на уровень стратегии. Четыре угла дают две растяжки, например: анализ внешней и внутренней среды. Управление в лучших компаниях мира стараются стоить в подобном ключе, что спасает от тактического тупика, когда выигрывая локально, теряешь на глобальном уровне.

Отличить стратегию от имитации легко: есть растяжки или их нет. Повторю, растяжка — это рассмотрение с нескольких сторон, чем контрастнее, тем лучше. Пример растяжки — последний вопрос Чингисхана, который он задавал своим соратникам перед смертью: «что было хорошего и что плохого». Задавая себе и другим даже такой простой вопрос, вы переходите в стратегическую плоскость. Растяжки и углы — это одна из машин стратегии, которую вы можете использовать сразу. Она опирается только на ваш интеллект и мышление.

Чингисхан

Чингисхан

В эпоху Нового времени мир представлялся людям в виде огромного механизма, который создал Бог-механик. Нам с вами, пожалуй, ближе метафора вселенной-нейросети, чем большой машины с шестеренками, но по сути это одно и то же. Живя в мире-машине, логично мастерить их самому. Весь научно-технический прогресс — это огромная интеллектуальная машина, перекодирующая информацию об окружающем мире в большой симулятор реальности. Можно говорить о том, что ваше и мое сознание — это искусственная программа, инсталлированная на имеющийся «hardware». Правда, установила ее не матрица, а родители, школа, сверстники и окружающая нас предметная и знаковая среда, начиная от ложки и карандаша и заканчивая семантикой языка и образами сказок. Машины 21 века соединят в себе роботов с нейросетями. На что они будут способны?

В марте 2016 года искусственный интеллект Google победил чемпиона мира из Кореи в недоступную ранее для компьютера стратегическую игру Го. Человеку удалось выиграть лишь один раз из пяти. Созданный Google алгоритм самообучения AlphaGo уже научился побеждать в компьютерных играх, следя за игрой на мониторе с помощью камеры. Следующий шаг — распознавание речи, обучение чтению и большинству человеческих игр. Я думаю, что на освоение всего оцифрованного объема нашей культуры AlphaGo потребуется год-два. Скорость обучения у этой нейросети огромна. Она за месяц может охватить объем материала, на который человеку потребуется 1000 лет.

Похоже, что программистам удалось симулировать аппарат мышления, свойственного человеку. Никто не ожидал, что машина будет способна принимать сложные решения в стиле человеческой интуиции, применять стратегию непрямых действий и использовать нестандартные решения. Быть нестандартным, ведь это так по-человечески? Пожалуй, любой интеллект искусственен. И большой вопрос, что следует развивать в первую очередь: машину нашего мышления или искусственный симулятор, который будет думать за нас?

машина стратегии

Рис. 2. Схема самообучения AlphaGo. Осмотр — ключевая компетенция стратега.

AlphaGo обучалась по классической для человека схеме, накапливая опыт побед и поражений в глубокой нейросети. И пока не видно серьезных препятствий на пути к полной симуляции человеческих способностей мыслить и действовать. Любопытно, что искусственный интеллект оказался наделен слабыми чертами, схожими с теми, что есть у нас. Но у него проявились и неоспоримые преимущества.

Известный предприниматель Рубен Варданян как-то сказал, что оценивает успешность бизнеса по трем параметрам: объем, премия и риски. Я думаю, что это универсальная стратегическая формула. в Го она работает очень хорошо. Ключевое конкурентное преимущество AlphaGo перед человеком заключается в способности тонко оценивать баланс всех трех параметров. Между большим выигрышем с 60% вероятностью победы и победой с минимальным преимуществом, но с 90% вероятностью, машина выберет второе. А человек, скорее всего, сделает ставку на большее преимущество, ведь неизвестно, что будет дальше. Как показал анализ внутренней статистики AlphaGo, большой кусок почти всегда отдаляет тебя от победы из-за высоких рисков. Сбалансированная стратегия, наоборот, обладает наивысшим потенциалом победы.

В ответ на мой рассказ об этой особенности искусственного интеллекта топ-менеджер крупной российской компании поделился такой историей. Компания столкнулась с аналогичным выбором между проектом в 20 миллиардов с гарантированной прибылью и проектом на 100 миллиардов, но с негарантированным выходом в плюс. Мнения в совете директоров разделились. Одни выступали за малый проект и гарантированную прибыль, а другие за больший масштаб, так как большой проект — это круто, а там как-нибудь разберемся. AlphaGo в такой ситуации выбрало бы первый вариант. А топ-менеджер может сделать выбор, исходя из эмоций, если большой проект его заряжает.

Что отличает лучший продукт от среднего? В первый заложено много «лишнего»: дизайн, комфорт, просто красота и изящество. Но как ни странно, красивую вещь трудно сделать плохо. Внешняя красота отражает совершенство внутреннего содержания. Единство формы и содержания — еще одно качество стратегической машины. Оно проявляется буквально во всем, а не только в стратегии. Если ваши решения изящны, то они обеспечивают превосходство над конкурентами. Примером бизнеса, построенного на изящных решениях, является компания СПЛАТ. Они создают уникальные продукты, а безупречность стала их философией. Одно из изящных решений: отказ от рекламы. Сейчас они № 2 на рынке oral care, потому что вкладывают силы и мозги в содержание.

Как построить стратегическую машину, чтобы получился «Мерседес», а не чудо техники с квадратными колесами? Я думаю, что секрет не так сложен, как кажется на первый взгляд. Все упирается в способность воспринимать и гибко мыслить.  Если в голове нет квадратных колес, то и в жизни вы их не прикрутите к своей машине. Будет это собранный в гараже автомобиль или машина вашего бизнеса.

Михаил Емельянов.

Метки: , , ,

Comments are closed.

© Русская Школа Го и Стратегии, 2016. Все права защищены