Первые стихи об игре Го

Статья Константина Байрактарова (Болгария) публикуется в авторском переводе на русский.

«Вэйци мин» — поэт Ли Ю об игре вэйци

Введение

Можно с большой уверенностью утверждать, что «Вэйци мин» или «О вэйци» является самым древним стихотворением об игре Го дошедшим до наших дней. Оно относится к литературному жанру «мин» или «посвящение», который был весьма популярен во времена Восточной Хань (25-220 гг.). Его автор Ли Ю (Li You, 44-126 гг.) был одним из самых плодовитых и известных писателей этого жанра.

Стихотворения жанра «мин» сохранились как эпиграфические памятники (надписи на камне) и их содержание отличается разнообразием. Поэты сочиняли их не только по торжественным поводам, но посвящали их и обыденным вещам из повседневного обихода аристократической жизни, в т.ч. – настольным и развлекательным играм. Ли Ю известен историкам футбола своими стихами о древней командной игре с мячом «цу-чу», которая была популярна при Ханьском дворе.

Стихотворение «О вэйци» было создано предположительно между 89-ом и 105-ом г. н.э., когда Ли Ю был на государственной службе у императора Хэ-ди, который правил в ту пору. Предположительно полстолетия спустя Ма Жун (79-166 гг.) сотворит свою знаменитую «Оду о вэйци» («Вэйци-фу»). Поэтому можно справедливо определить «Вэйци мин» как первое в истории стихотворение о Го.

Стихотворение «Вэйци мин» Ли Юя

Стихи об игре вэйци Ли Юя до сих пор не переводились, хотя они хорошо известны китайским знатокам вэйци и широко доступны в оригинале для каждого ценителя древней поэзии. В конце 2010-ого года в Китае вышел сборник «365 старинных поэм о вэйци» (Lidai weiqi shi 365 shou), составленный сообществом ученых и исследователей наследия традиционной культуры Китая «Госюе гунши» (Guoxue gongsi). Первое стихотворение в сборнике это «Вейци мин» Ли Юя.

圍棋铭   О вэйци

詩人幽憶,Поэт в уединении размышляет,

感物則思。мыслями вникая в суть вещей.

志之空閑,В своих стремлениях на досуге

翫弄遊意。постигает он понимание игры.

局為憲矩,Доска имеет форму квадрата.

棋法陰陽,Камни следуют закону Инь-Ян.

道為經緯,Линии как нити основы и уткá

方錯列張.пересекаются вдоль и поперек.

Стихотворение содержит 32 иероглифа, организованных в две строфы. Каждая строфа имеет четыре строки, каждая строка – четыре иероглифа (слога) – четырех стопный стих. В представленном подстрочном переводе добросовестно воссоздан порядок слов оригинала, передавая наилучшим образом его смысл. Перевод не отличается поэтическим звучанием, но является самим собой благозвучным для русского уха.

В стихотворении выявлена одна из широко распространенных и важнейших метафор культуры (вэнь) в китайской философии — это словосочетание «основа и уток» (цзин-вей). Эта метафора далее будет пристально рассмотрена, но само словосочетание известно в своем узком технологическом смысле как термином в ткацком производстве:

основа и уток

Основа и уток — две системы нитей, образующие ткань. 1) Основа — нити, расположенные параллельно друг другу и идущие вдоль ткани. 2) Уток (с ударением на второй слог) или уточина — нити, расположенные перпендикулярно основе. В результате последовательного переплетения нитей основы и утка на ткацком станке создается ткань. (Терминологический словарь одежды. Орленко Л.В., 1996) Это уточнение для тех, кто не будучи посвященным в основы ткацкого дела, по неведению  углядел в стихотворении Ли Юя водоплавающих птиц. Иными словами, это стихотворение — не об утках.

Китайский знаток игры Го, владеющий русским языком, Вань Ивэнь (5 дан) из Пекина откликнулся следующим образом: «После внимательного рассмотрения перевода, надо признать, что он получился весьма удачным. Эта работа основана не только на передаче значений слов, но и на понимании китайской древней культуры».

стихи о Го

«Вэйци мин» Ли Юя в каллиграфическом исполнении пожилого генерала ВС Китая Чжан Ючжуна

Анализ подстрочного перевода

Читая первою строфу, можем себе представить, как лирический герой стихотворения сидит задумчивый в своем кабинете и, как к нему, глядящему на доску Го, приходит вдохновение.

詩人幽憶,ши-жэн ю-и

Поэт в уединении размышляет,

感物則思。ган у-зе сы

мыслями в суть вещей вникая.

В первой строке Ли Ю отождествляет себя с лирическим героем – поэтом («ши-жэн»), который размышляет и вникает в «суть вещей» (у-зе, 物則). Вторая строка недвусмысленно указывает на специфическую мыслительную деятельность философского толка, а понятие «суть вещей», можно трактовать и как «устройство мира», потому что контекст предполагает мировоззренческое виденье.

志之空閑,чжи-чжи кун-сянь,

В своих стремлениях на досуге

翫弄遊意。вань-нун ю и.

он постигает понимание игры.

Свое свободное время, свой досуг (кунсянь) поэт посвящает стремлению (чжи) выразить стихами свое прозрение об игре, заигрываясь (вань-нун) словами поэтическим пером. Иероглиф «чжи» тут выступает и как «стремление», и как «[желание что-то] записать». Играя, поэт «постигает понимание», обретает смысл игры, т.е. его размышления несут плоды, имеют результат.

В этих двух строках игра Го подразумевается в паре иероглифов «вань-нун», которые означают «играть в игры», «играть в чем-то» и в общем плане ассоциируются с игровыми занятиями – сюда входят и сочинение стихов, и настольные игры, и игра в мяч, и взаимоотношения людей с элементами игры и т.д.

Иероглиф „вань” (翫;玩) обозначает любое вольно-радостное занятие. Относится как к детским играм и забавам, так и к беспечной задумчивостью и ленивой созерцательностью. Этимологически он означает «разглаживать и полировать рукой кусочек нефрита, наслаждаться его гладкостью и о чем-либо мечтать». Иероглиф „вань” также используется применительно к настольным играм, где нужно размышлять и нельзя торопиться (Кайя, 2007: 70-71).

Иероглиф „нун” (弄) означает «играть», «забавляться», «делать [что-то]», «заниматься чем-либо» В словаре «Изъяснение простых и анализ сложных иероглифов» («Шо вэнь цзе цзы», 100 г. н.э.) „вань” и „нун” рассматриваются как синонимы: «Нун означает вань. Изображает руку, держащую нефрит» 弄:玩也。从廾持玉。 (ШВ: 1756) и «Вань означает нун. Наслаждаться и думать о кусочке нефрита» 玩:弄也。从玉元聲。(ШВ: 149) Иероглиф «нун» также близок к „И” (弈), древнейшему названию Го. В данном контексте можно понимать, что лирический герой держит в руке камень Го и рассуждает над доской. Результат его философских размышлений об игре и о мироздании находится во второй строфе.

局為憲矩,жу вей сянь жу

Доска имеет форму квадрата,

棋法陰陽,ци фа Инь-Ян

камни следуют закону Инь-Ян.

Древние китайцы верили в квадратную форму Земли, а игровая доска («жу») является ее олицетворением, поэтому слово «квадрат» осмысливается и как «земля». Впервые об этом, и немножко по-другому, упоминает Бан Гу (32- 92 г. н. э.) в своем эссе «Суть И», где выразился следующим образом: «Доска должна быть квадратной и неподвижной, [поскольку] она отображает землю». Бан Гу применяет иероглиф «сян» (象) — «образ», «символ», т.е. доска это «образ земли». В свою очередь, Ли Ю использует иероглиф «сянь» (憲) в значении «форма», утверждая таким лаконичным и иносказательным способом, что доска имеет «форму земли».

Далее, вторую строку второй строфы можно перевести по-разному: «игра следует закону Инь-Ян», «камни следуют Инь и Ян», «камни чередуются как Инь и Ян» или «камни – это Инь и Ян». Хорошо знакомый иероглиф «ци» (棋) означает «настольная игра» (вэй-ци, сян-ци) или «игровая фишка» (ци-цзы 棋子). Следующий иероглиф «фа» означает «закон», «правило», а также «следовать [примеру]», «брать за образец», «подражать». Это также является философским понятием у легисткой школы – „закон” (фа), но в стихотворении не выступает в таком значении. Далее, фундаментальная диалектическая пара терминов двух начал Инь и Ян тоже хорошо знакома. События на доске развиваются сообразно космическому закону; черные и белые камни чередуются закономерно. Смысл строки полностью понятен. Отметим попутно, что Бан Гу в «Сути И» высказывается схожим образом: «[Камни] в игре белые и черные как Инь и Ян.». Параллельное рассмотрение Бан Гу и Ли Юя важно, поскольку эти два автора впервые указывают на связь между игрой Го и традиционным мировоззрением древних китайцев.

道為經緯,дао вей цзин-вэй

Линии как нити основы и утка

方錯列張.фан цо ле-чжан.

пересекаются вдоль и поперек.

Последние две строки имеют весьма оригинальное содержание. Хорошо знакомое слово «дао» в строке, скорее всего, выступает не в качестве философского термина, а в своем обычном значении «путь», «дорога», а также и «прямая линия», т.е. относится к линиям на доске. Линии на доске продольно-вертикальные и поперечно-горизонтальные. Это выражено термином «цзинь-вэй» (букв. «основа-уток»), который в китайской философии отражает представления о сетчатой структуре мироздания, это «ткань бытия» или «ткань мироздания», или просто «ткань». Этот философский термин является ткацкой метафорой и описывает цивилизованного мира и сущность культуры. В текстологическом смысле «цзин-вэй» понимается как «каноны и апокрифы» или «каноны и комментарии».

Последнюю строку Ли Ю заканчивает дословно тем, что линии на доске «связываются и пересекаются вдоль и поперек». Иероглиф «фан» в своем обычном значении «квадрат», но здесь он применен в смысле «связывать вместе». Следующий иероглиф «цо» осмысляется как «сплетение», «переплетение», «пересечение», «перекрещивание». Последние два иероглифа «ле-чжан» могут пониматься как «ряды и колонны» или «поперек и вдоль». Иероглиф «ле» означает «выстраивать в ряд», а «чжан» — «вглядываться вдаль». Конечно, они имеют и другие значения, но специально эти согласуются с общим смысловым планом этих двух строк.

Хорошо известным иероглиф «Дао» (Путь) в последних двух стихов «Вэйци мина» в переводе представлен как «линия», но он конечно имеет и философский смысл. Имея ввиду это, эти стихи могут пониматься и таким образом:

Дао ткет с нитями основы и утка,

Которые пересекаются вдоль и поперек.

Дао создает (или ткет) ткань Вселенной, а она символизируется игровым полем пересекающихся линий. Это созвучно «Дао-дэ цзину» где Лао Цзы учит нас, что «Дао рожает Одно; Одно рожает Двойку; Двойка рожает Тройку, а Тройка рожает тьму вещей» (Дао-дэ цзин, джан 42).

Среди синологов хорошо известна аксиома, что знание современного китайского языка не достаточное условие, чтобы прочитать и понимать древнекитайские тексты. Грамматика и значение иероглифов менялись на протяжение веков. Древнекитайские фразы тоже отличаются своей лаконичностью, они более короткие чем те, которые находятся в современных текстах, и это сужает пространство для интерпретации. Конечно, все эти трудности не означают, что древнекитайские тексты никак невозможно понять. Имея все это ввиду в нашем случае, представленный перевод „Вэйци мина” основан на проведенном детальном анализе. В каждом переводе древнекитайского текста всегда есть риск, связанный с уровнем точности в интерпретации. Это трудно и для современных китайцев. Поэтому оригинальный текст поемы был подробно изучен и это является основой для его понимания, которая приводит к одной возможной и приемлемой интерпретации.

Ткань мироздания на расчерченной доске

Идеальный город – столица, согласно „Чжоуских ритуалов” (Rites of Zhou)

Идеальный город – столица, согласно „Чжоуским ритуалам” (Rites of Zhou)

Ли Ю сравнивает разметку вертикальных и горизонтальных линий на доске с продольными нитями основой и поперечными нитями утка (уточиной) ткани — «цзин-вэй». Исходный смысл словосочетания «цзин-вэй» (буквально — основа и уток) связан с ткачеством: на нити основы ткани (цзин) накладываются, пересекая ее, нити утка (вэй). В геометрическом смысле «цзин-вэй» означает сеть продольно-вертикальных и поперечно-горизонтальных линий. В книге „Чжоуские ритуалы” (Чжоули) говорится о городском планировании, связаном с «цзин-вей»: Архитектор планирует столицу так, чтобы она была квадратом со стороной в 9 ли, на каждой стороне – трое ворот. В столице девять дорог с севера на юг (цзин) и девять – с востока на запад (вэй). (чжоули, Каогунцзи, 72)

Книга Чжоули описывает порядки Заподночжоуском Китае (1046-772 г. до н.э.), но она не написана в те века. Эта книга появилась во втором веке до н.э., будучи основана на более древних источниках, и ее первым редактором был Лю Син (50 г. до н.э. – 23 г. н. э.). Все таки, квадратная планировка городов имеет весьма древние традиции. В приведенной цитате дорога Север-Юг это цзин, а дорога Восток-Запад – вэй; а цзин-вэй эта концепция, которая в топографическом аспекте понимается как сетка, ориентиронная по сторонам света.

Ян Сюн (53 г. до н.э. — 18 г. н.э.) рассматривает эту сеть, ориентированную по сторонам света: «Продольные линии основы направлены на юг и север, поперечные линии утка — на запад и восток». Следуя этой идее, ученый Чжан Хэн (78-139 г.), который был современником Ли Юя, стал родоначальником количественной картографии, предложив использование прямоугольной сетки координат. В этом плане надо отметить, что благодаря Ли Юю, можно уверено указывать на связь между игровой доской Го и изготовлением карт. Картография описывает физическое пространство земной поверхности в двухмерной координатной сетке и это легко сопоставимо с расчерченной доской. В современном китайском языке географический термин «цзин вэй» означает широту и долготу, а также меридиан и параллель.

«Цзин вэй» описывает трехмерное пространство.

«Цзин вэй» описывает трехмерное пространство.

Термин «цзин вэй» в сущности осмысливается объемно и пространственно. Так, в более ранних источниках периода ‘Борющихся царств’ (475 — 221 г. до н.э.) таких, как «Го юй» (Речи царств) и «Цзо Чжуань» (Комментарии Цзо) он ассоциируется и с Поднебесной, рассматриваемой как колыбель цивилизации и культуры или как упорядоченное пространство: «Продольно-вертикальные линии основы (цзин) соотносятся с Небом, а поперечно-горизонтальные линии утка (вэй) соотносятся с Землей. Безупречные основы и уток отображают собой культуру (вэнь)» — 經之以天,緯之以地。經緯不爽,文之象也。 [«Го юй», цзюань III, гл. 26]; и «Представление неба и земли в продольно-вертикальных и поперечно-горизонтальных линиях основы и утка называется культурой» («Цзо чжуань»: гл. «28-ой год луского Чжао-гуна /514 г. до. н.э./»). Эта метафизическая формула из «Цзо Чжуаня», которая в лаконическом стиле звучит так: «Основа и уток Неба и Земли – это культура». (經緯天地曰文。Цзинвэй Тянди юе Вэнь), встречается по крайней мере в еще двух источниках — «Чжун лун» (гл. 15, 3) с Восточной Хань и «Потерянной книге дома Чжоу» (гл. 54, 1) времен Борющихся царств.

Геометрическое пространство, подразумеваемое в «цзин вэй», представляется в трех измерениях. Конечно, «цзин вэй» описывает Евклидовое пространство. Таким образом, сеть на игровой доске становится (своеобразной) равнинной проекцией трехмерного пространства. Продольно-вертикальные линии в нем проходят через перекрестки на доске. Камни спускаются с Неба по этим мысленным нитям или струнам. Этот элемент объемности игры Го является ее исключительной особенностью. В шахматах и шашках игра развивается по-«земному», в двух измерениях, а в Го (как и в го-моку) отчетливо проявляется третье измерение и логика постановки камня имеет «небесное» обоснование. Вертикальные линии — это Небо, а горизонтальные – Земля: их переплетение структурирует пространство и это обозначается термином «культура» (вень), который в широком смысле означает упорядоченность.

Понятие «культура» определено Сюй Шэном в словаре «Шо вэнь» так: «Культура (вэнь) это перекрещивающихся линии/черт (цо хуа 錯畫), это переплетный образ (сянь цзяо象交)» -文:錯畫也。象交文。 (ШВ: 5693). Это определение объясняется графическим содержанием самого иероглифа «вэнь» и само по себе подразумевает его изначальный смысл как тканый узор. В стихах Ли Юя недвусмысленно использован термин «цо», т.е. линии на доске «связываются и перекрещиваются (цо) вширь и вдоль». Другими словами, Ли Ю учит нас, что игровая доска является символом культуры и упорядоченности пространства Поднебесной. Комментатор «Цзо чжуаня» Ду Юй (222-284 г.) объясняет: «Основа и уток взаимно перекрещиваются (цо), поэтому ткут и формируют культуру». Иероглиф «цо» имеет настолько важное значение, что в своих изысканиях А. Кобзев говорит о «принципе цо», принцип перекрещивании, благодаря которым осуществляется связь между Небом и Землей. Культура это социо-космический порядок и выражает гармонию природного и социального начала в противовес дикости и беспорядку. Понимание культуры как порядка подразумевает, что культурный человек – это порядочный человек, а игра Го – это игра порядочных людей.

Биография и творчество Ли Юя

В книге «История древнекитайской литературы» (1985) Лу Канжу (1903-1978 г.) утверждает, что Ли Ю родился в 20-ом году периода „Цзянву” (25-56 г.), т.е. в 44 (45) г. н.э. – „Цзянву” это фактически годы правления первого императора Восточной Хань Гуан У-ди (Лю Сю, ж. 5-57 гг. н.э.).; и умер в первом году периода „Юнцзянь” (126-132 гг.), т.е. в 126 г. н.э. – в самом начале правления Шунь-ди (125-144 гг.). Точные годы его жизни окончательно не выяснены, но вполне обоснованно Лу Канжу утверждает что это 44-126 гг., тем не менее, это согласуется с «Хоу Ханьшу», где недвусмысленно отмечено, что Ли Ю прожил 83 лет. В других публикациях более или менее обосновано указывается на 55-135 гг. или 50-133 гг.

Биографические сведения о Ли Ю очень скудны. Единственный источник, который проливает свет на его жизнедеятельность, это «Хоу Ханьшу» или «История династии Поздняя Хань», где находится его короткое жизнеописание. Ли Ю был родом из города Ло в уезде Гуанхань (к северу от современного Guanghan, Сычуань), его прозвище было Бо-жэнь (Boren). Ничего не известно о нем примерно до 89 г. Придворный ученый Цзя Куй (30-101 гг.) рекомендовал сорокапятилетнего Ли Ю  императорскому двору, потому что его стихи напоминали по стилю таких известных поэтов как Сыма Сян-жу (179–118 гг. до н.э.) и Ян Сюн (53 г. до н.э.-18 г. н.э.), выходцев из губернии Шу (Сычуань). Благодаря этим рекомендациям император Хэ-ди (Лю Чжао, 89-104 гг.) вызвал Ли Юя в Восточную канцелярию (Дунгуань) и назначил его чиновником, в чьи обязанности входило сочинять по заказу оды «фу». С этого момента, в течение почти сорока лет, Ли Ю делал блестящую карьеру чиновника, продвигаясь по службе. Ли Ю сочинял в основном оды (фу), посвящения (мин), эпитафии (лэй) и гимны (сун). Затем он стал секретарем Имперской библиотеки (Лантай, Magnolia Terrace). Когда Ань-ди (Лю Ху, 106-125 гг.) пришел к власти, он назначил его на пост высшего советника (да-фу). Его приемник Шунь-ди (Лю Бао, 125-144 гг.) в свою очередь назначил его градоначальником Ле’анa (Le’an), который находится на территории современного округа Фучжоу провинции Цзянси. Ли Ю умер в почтенном возрасте восьмидесяти трех лет. (Hou Hanshu, vol. 80,1; Knechtges, 2010: 138-139). Это в общем все, что рассказано о нем в «Хоу Ханьшу». Учитывая предположительные годы жизни Ли Юя, можно заключить, что он был на посту градоначальника в последний год своей жизни или, по крайней мере, в последние пару лет.

В позднеханьские времена, когда жил Ли Ю, эпиграфика стала массовым явлением. Первоначально, при династии Чжоу (1066-221 г. до н.э.) каменные стелы являлись монолитами с солнечными часами (гномонами), которые выставлялись перед храмами предков. Династия Хань восприняла прежние патриархально-клановые порядки и основывалась на культурном наследии династии Чжоу. Эпиграфическая традиция династии Чжоу с надписями на бронзе была продолжена династией Хань в надписями на стелах. Предназначение стел было расширено, на этих каменных плитах стали вырезать мемориальные надписи о исторических событиях, похвалы, эпитафии, посвящения, стихи; на них также увековечивались канонические конфуцианские и даоские тексты. Стихи Ли Юя относятся к лирическим эпиграфикам, которые были характерны только для Китая. Нигде в остальном мире эпиграфические памятники не содержали текстов, которые описывали внутреннее состояние их авторов.

Согласно Дейвиду Кнечтгесу, творения Ли Юя, созданные при императоре Хэ-ди, насчитывают 120 произведений в жанре «мин». Восемьдесят шесть сохранились. Большинство из них – полностью, а некоторые – частично. В основном эти произведения написаны в четырехслоговой форме стиха. Ли Ю посвящал стихи разными достопримечательностями, таким, как река Хуанхэ, река Ло, перевал Хангу, Большой Академии, стены столицы Чанъань, столичные вороты, Шаньдунский парк, (футбольное) поле для игры в «цу-чу». Есть также стихи о цитре, флейте, подушках, писчей кисти, туши, ноже, мече, щите, луке, арбалете, ложе, бокале, чашке, зеркале, шапке, лодке и веслах, колеснице, лампе и о многом другом, включая его замечательные стихи об игре вэйци.

Заключение

К сожалению, пока не нашлась фотография стелы со стихами Ли Юя. Предположительно, этот эпиграфический памятник можно найти в музее «Лес стел» (碑林; Бэйлинь) в Сиане. Эта «библиотека в камне» берет свое начало в 1087 году. В «Лесе стел» сохраняются четыре тысячи экспонатов из разных периодов китайской истории, начиная с династии Хань. По всей вероятности «Вейци мин» находится среди них.

Стихотворение «Вэйци мин» настоящая жемчужина среди древних текстов о Го. Эти утонченные стихи до сих пор оставались незамеченными, сокрытыми от посторонних глаз за языковым барьером. Несмотря на то, что «Вэйци мин» широко доступно в оригинале, к нему не дотрагивались исследователи Го. Очень редко в статьях на английском или на другом европейском языке встречается хотя бы какое-то упоминание. Эту маленькую, но существенную брешь мы заполнили этой работой.

ЛИТЕРАТУРА

КАЙЯ Роже, «Игры и люди», О.Г.И., М., 2007

КОБЗЕВ А.И., «Учение о символах и числах в китайской классической философии», ИФ «Восточная литература», М., 1994

СЕРОВА, С. А., «К проблеме понятия вэнь («культура»)», Общество и государство в Китае. XXXVIII науч. конф. / Ин-т востоковед. РАН; сост. и отв. ред. С.И. Блюмхен. — М.: Вост. лит., 2008, с. 144-147

ТАСКИН В., «Го юй (Речи царств)» в переводе В. Таскина, Изд.: Наука, 1987 г.

KNECHTGES David R., From the Eastern Han through the Western Jin (AD 25–317), pp. 116-198; The Cambridge History of Chinese Literature. vol. 1: : To 1375 (edited by Kang-i Sun Chang, Stephen Owen), Cambridge University Press, 2010, pp. 138-139

SAUSSY, Haun, Great Walls of Discourse and Other Adventures in Cultural China; The Prestige of Writing: Wen,Letter, Picture, Image, Ideography, pp. 35-74, Harvard University Asia Center, pp. 66-67

国学网 《历代围棋诗365首》, 北京:国学公司, 2010年

[Guexue Wang, ‘Lìdài wéiqí shī 365 shǒu’, Beijing: Guexue gongsi, 2010]

陆侃如《中古文学系年》, 北京:人民文学出版社,1985年

[Lu, Kanru,’Zhōnggǔ wénxué xì nián’ (История древней китайской литературы), Beijing : Renmin wenxue chuban she : 1985.].

Метки: , , , ,

Comments are closed.

© Русская Школа Го и Стратегии, 2016. Все права защищены